06:40:20
20.02.2012 : Форум обновлен!
14.02.2012 : Регистрация на Мини-кубок #7 открыта!
13.02.2012 : Скоро Мини-Кубок #7
16.09.2011 : Вид профиля на ваш выбор
03.09.2011 : Nhlliga - с чистого листа!
Питтсбург Пингвинз

Страна: США
Штат: Пенсильвания
Город: Питтсбург
Конференция: Восточная
Дивизион: Атлантический
Официальный сайт: http://www.pittsburghpenguins.com/

Стадион: Меллон Арена (Mellon Arena) 
Вместимость: 17181 чел

История:

C чего начинается история питтсбургских «Пингвинов»? Мало-мальски разбирающиеся в хоккее люди ответят на этот вопрос по-разному. Одни скажут, что с Марио Лемье, другие – со времен знаменитой «американской экспансии» 1967 года, третьи вспомнят о «Пиратах», игравших в городе во второй половине 20-х годов. Правы будут и те, и другие, и третьи, однако мало кто знает, что в хоккей в Пенсильвании начали играть еще задолго до появления Национальной Хоккейной Лиги, а за ту роль, которую Питтсбург сыграл в становлении и популяризации этого вида спорта в Америке, он заслужил право называться хоккейным городом. Уже несколько лет прошло с тех пор, как автомобильная столица США нескромно присвоила себе этот титул, прав на который у сталелитейного Питтсбурга не меньше чем у Детройта. Здесь в 1897 году появилась первая в США любительская команда, здесь же появился первый искусственный лед, аналогов которому долгое время не имел ни один каток Северной Америки, и именно Питтсбург многие историки считают родиной профессионального спорта.

В 1924 году НХЛ, желая привлечь в свои ряды богатых американских инвесторов, расширилась на юг: первыми в Лигу вошли «Бостон Брюинз». Чуть позже, на следующий год, аналогичный дебют ждал еще две команды - «Питтсбург Пайретс» и «Нью-Йорк Америкэнз». Любопытно, что пенсильванские «Пираты» начинались с «Тигров» из Гамильтона: американцы за 75 тысяч долларов выкупили команду, и канадский город в первый, но далеко не в последний раз потерял хоккейный клуб. Тогда еще никто и не предполагал, что через несколько лет «Пираты» удостоятся подобной участи. Такая миграция вызвала резкое недовольство у тогдашнего президента НХЛ Фрэнка Колдера, но он все же совладал с эмоциями, и от Лиги было получено «добро» на переезд «Тигров» в США. Уже в дебютном сезоне клуб под «пиратским» флагом, которым руководил бывший игрок «Монреаля» Оди Клеорн, занимавший должности генерального менеджера, главного тренера, а по совместительству еще и игрока, пробился в плей-офф. Во многом это стало возможным благодаря нововведению наставника: по ходу игры в команде динамично менялись три тройки нападения, тогда как остальные делали ставку исключительно на лидеров. 

Больше чем наполовину «Пираты» были составлены из полупрофессиональных «Жакетов». Хиб Милкс (лучший бомбардир клуба), Дюк Маккари и Гарольд Дэррег, в прошлом все игроки «Джекетс», являлись главной атакующей мощью команды. Оборону цементировали Роджер Смит и будущий член Зала Хоккейной Славы Лайонел Конахер, прозванный за свои габариты и манеру игру Паровозом, и обладающий самым большим контрактом в НХЛ – 7 с половиной тысяч долларов. Интересно, что Конахер до прибытия в Питтсбург успел утвердиться еще и как неплохой футболист, бейсболист и боксер, вошел в символическую сборную лучших спортсменов Канады, а по завершению карьеры преуспел и на политической арене, став членом Палаты Общин. За «Пиратов» Конахер отыграл всего один сезон – уже на следующий год финансовые трудности заставили нового владельца команды Джеймса Кэлехена подыскать высокооплачиваемому игроку новый клуб: Конахер был продан в «Нью-Йорк Америкэнз» всего за 2 тысячи долларов. Без преувеличения можно сказать, что Паровоз считался главной звездой «Питтсбурга», заманивал на трибуны болельщиков, и вопрос о его обмене оставался открытым до самого последнего момента. Чашу терпения переполнила выходка Конахера, прибывшего в тренировочный лагерь с двухнедельным опозданием, за что он был оштрафован на 200 долларов. Возмущенный суммой штрафа канадец переругался с руководством команды, чем и обеспечил себе билет в Нью-Йорк. В качестве компенсации «Пираты» получили от «Американцев» еще и Чарли Ланглоиса, который так и не нашел себе места в новой команде. 

Еще одной, не менее колоритной фигурой «Пайретс» был голкипер Рон Уортерс, окрещенный за свои миниатюрные размеры Креветкой. Несмотря на маленький рост и вес (160 сантиметров, 61 килограмм) Уортерс обладал хорошей реакцией, ловко обрабатывал шайбу, и впоследствии зарекомендовал себя как один из самых ценных игроков команды. Сегодня его считают едва ли не самым маленьким хоккеистом в истории НХЛ. 

«Пираты» играли в черной форме с желтыми горизонтальными полосками и большой буквой «Р» на груди. Домашней ареной клубу продолжал служить все тот же «Дюкен Гарден», который уже не был таким выдающимся, а по сравнению с легендарным «Мэдисон Сквер Гарденом», рассчитанным на 18 тысяч персон, и вовсе, считался ветхим сараем. 

С момента включения «Пиратов» в Лигу, аналитики очень быстро отвели команде роль аутсайдера, заранее отправив «Питтсбург» на дно турнирной таблицы. Поэтому удачное выступление «Пиратов» в дебютном сезоне вызвало настоящий шок в хоккейных кругах Америки. В первой же игре дерзкие новички обыграли «Бостон» (2:1), а через два дня «всухую» растоптали авторитетный «Монреаль» (1:0). В историю этот поединок вошел еще и как последний матч вратаря «Монреаля» Джорджа Везины. Через 4 месяца легендарный голкипер умер от туберкулеза. 

Как было сказано выше, главным вдохновителем побед «Пиратов» был наставник команды Оди Клеорн. В качестве игрока из первых 36 матчей Клеорн отыграл 17, а его ноу-хау, заключавшееся в смене состава по ходу поединка в скором времени переняли все команды Лиги. Это сегодня смена пятерок по ходу встречи является привычным делом – в начале века составы менялись только во время остановок. В 1925 году это было радикальное и весьма эффективное нововведение. Вот что писали по этому поводу журналисты: «Эти молодые «Пираты» настоящие демоны, - отзывалась о действиях соперников «Montreal Gazette». – Своими скоростями они заставляют нас пересмотреть отношение к нашей игре. Простым и доступным способом «Пираты» стали законодателями новой хоккейной моды». 

В 1928 году у «Питтсбурга» появился новый хозяин. Владельцем «Пайретс» стал бывший профессиональный боксер Бен Леонард, в корне изменивший кадровую политику клуба. Финансовые дела «Пиратов» к тому времени шли ни шатко ни валко, а точнее сказать, оставляли желать лучшего, и первым делом Леонард попытался объявить войну «толстым кошелькам» игроков. Контрактные разногласия привели к обмену многих лидеров команды. Одним из первых прописку сменил Рон Уортерс, после чего клубные успехи стремительно покатились вниз. «Пираты», до этого постоянно балансирующие в районе 50-процентной отметки, на 4-й год своего существования оказались слабейшей командой Лиги: «Питтсбург» за весь сезон одержал всего 9 побед, ни разу не поразил ворота соперников более 3 раз, и в 18 встречах покидал лед без заброшенных шайб. С таким турнирным продвижением «Пираты» лишились всех теоретических шансов на попадание в плей-офф еще в феврале месяце. 

На следующий год команду настиг новый удар: тренерский пост покинул Оди Клеорн, который принял предложение судейского комитета Лиги и стал арбитром. Его место занял Фрэнк Фредриксон, сделавший себе имя на Зимних Олимпийских Играх 1920 года. Также как и его предшественник, Фредриксон выходил на лед в качестве игрока, и в первых трех играх сезона умудрился забросить аж 9 (!) шайб. В дальнейшем старые травмы и возраст существенно охладили атакующий пыл нового наставника, а через несколько месяцев будущий член Зала Хоккейной Славы второй раз за карьеру повесил коньки на гвоздь. «Пираты» закончили сезон имея в своем активе всего 13 очков. 

К тому времени посещаемость «Дюкен Гардена» упала в несколько раз, а разразившийся экономический кризис, повлекший обвал акций сталелитейных предприятий Питтсбурга, окончательно предопределил дальнейшую судьбу хоккейной команды. Дни «Пиратов» в городе были сочтены, и спасти положение мог только новый домашний лед. К 1929 году «Пираты» полностью распродали всех лучших игроков, а долг команды вырос до 400 тысяч долларов. В срочном порядке был объявлен поиск инвесторов для строительства новой арены, утвержден план «спасения», согласно которому команда временно переезжала в соседнюю Филадельфию, и возвращалась домой через 2-3 сезона уже на новый каток… 

Ледовый дворец в Питтсбурге так и не построили; в Филадельфии Бен Леонард в первый же год потерял еще 80 тысяч долларов; а клуб, так и не сумевший выбраться из долговой ямы, прочно осел в низах турнирной таблицы, где еле-еле сводил концы с концами. 7 мая 1936 года «Пираты»/«Квэйкеры» официально прекратили существование.

Долгих 37 лет команды Питтсбурга выступали в низших лигах Северной Америки. В 1931 году в городе опять появились «Жакеты», в 1937-м – «Шершни», переехавшие в Пенсильванию из Детройта. С 1947 по 1951 годы в Питтсбурге базировался фарм-клуб «Торонто», и только в 1967-м состоялось долгожданное возвращение в НХЛ. К тому времени город получил новый ледовый дворец – на смену эпохальному «Дюкен Гардену», исправно простоявшему до 1956 (!) года, в 1961-м пришла «Сивик Арена», продолжающая верой и правдой служить «Пингвинам» до настоящего времени, и прозванная за свою куполообразную крышу «Иглу» (англ. Igloo - ледяная хижина эскимосов). 

Сегодня домашняя арена «Питтсбурга» - одна из самых узнаваемых в Америке и самая старая в НХЛ. На постройку ее раздвижной крыши (самой большой в мире), выполненной из высококачественного металла, потребовалось 2 тысячи 950 тонн стали, а общая площадь покрытия составила 170 тысяч квадратных футов. Расходы на строительство арены составили 22 миллиона долларов. Финансирование осуществлялось из нескольких частных и общественных фондов. Первоначально арена получила название – «Сивик Аудиториум», впоследствии была переименована в «Сивик Арена», и, наконец, в сезоне 1999-2000 получила свое нынешнее название – «Меллон Арена». Стадион неоднократно переживал различные модификации и модернизации, в том числе и в отношении его вместимости. К началу первого сезона «Пингвинз», арена вмещала 12 тысяч 580 персон, максимальная же вместимость на хоккейных матчах составляла 17 тысяч 181 человек (1994-97). 

Клуб из Питтсбурга влился в Лигу во время знаменитой «американской экспансии» 1967 года, когда Советом Директоров НХЛ было принято революционное решение расширить свой численный состав, ранее насчитывавший лишь клубы «большой шестерки», в два раза, причем за счет американских городов (Сент-Луис, Лос-Анджелес, Филадельфия, Окленд, Питтсбург и Миннеаполис). За 2 миллиона долларов питтсбургские «Шершни», ставшие несколькими месяцами ранее чемпионами Американской Хоккейной Лиги (АХЛ), получили право выступать в НХЛ, причем болельщиками этот шаг был воспринят двояко. «Шершни» пользовались немалым успехом в АХЛ, трижды выигрывали главный приз Лиги Кубок Колдера, были популярны среди болельщиков, поэтому многие скептически отнеслись к переходу «Шершней» в другую Лигу. 

Еще одним важным вопросом, который сразу пришлось решать основателям клуба, стало определение нового названия команды. И здесь мнения разделились: большинство болельщиков желало сохранить старое имя и логотип, и только немногие были согласны на перемены. Между тем один из совладельцев команды Питер Блок оставался непреклонен. В категоричной форме было объявлено, что «Шершни» не будут выступать в НХЛ, а местная «Пост-газета» начала конкурс на лучшее новое название. «В начале у меня были сомнения, но затем я окончательно решил переименовать клуб, - вспоминает Питер Блок. – «Шершни» были командой из низшей Лиги. Мы знали, что на драфте расширения нам достанутся не самые лучшие игроки, поэтому не хотели, чтобы нас продолжали считать коллективом уровня АХЛ». 

Дальше – больше. Оказалось, что с новым названием хозяева определились заранее. Окрестить клуб «Пингвинами» предложила Кэрол Макгрегор, супруга другого инвестора команды Джека Макгрегора. 

«Когда Джек стал совладельцем он был очень взволнован, - рассказывает Кэрол Макгрегор. – Первым делом он предложил назвать команду. Мы стали думать над этим и перебирать возможные варианты, начинавшиеся на букву «П». Я спросила его как болельщики называют «Сивик Арену». ‘Хижина эскимосов’, - ответил муж. Тогда я подумала лед… Питтсбург… Пингвины. Мы перебрали еще несколько вариантов, но каждый раз возвращались к пингвинам». «Пингвинз» пришлись по душе всем нашим друзьям, после чего мы сделали эскиз черно-белой формы». 

Кэрол была уверена, что о новом названии узнали не только друзья, но и многие жители Питтсбурга, поскольку более 700 человек из 26 тысяч прислали в редакцию именно этот вариант. 10 февраля 1967 года был официально обнародован выбор владельцев команды, а 5 дней спустя Эмилию Робертс назвали победительницей конкурса болельщиков, наградив первым сезонным абонементом. 

6 июня 1967 состоялся первый в истории НХЛ драфт расширения, в рамках которого каждая из команд-дебютантов могла укомплектовать свои ряды за счет «незащищенных» игроков клубов, уже состоящих в Лиге. Все участники «большой шестерки» имели возможность защитить по одному вратарю и одиннадцать полевых игроков, судьбу остальных как раз предстояло решить на драфте. Первым хоккеистом, которого привлекли под свои знамена боссы «Питтсбурга», стал Стив Рикс, защищавший цвета «Беллевилля» (Belleville). В остальном, Джек Райли (генеральный менеджер) и Ред Салливан (главный тренер) полагались на ветеранов, которых в команде было предостаточно. Энди Бэзгейт, Иерл Ингэрфилд, Лео Буавен, Кен Шинкел и голкипер Лес Бинкли, составляющие костяк «Пингвинов», были старше 30 лет и имели за плечами многолетний опыт выступлений в различных лигах. Первый матч в НХЛ «Пингвины» провели 11 октября на льду «Сивик Арены». «Питтсбург» уступил «Монреалю» 1:2, а единственный гол команды забил Энди Бэзгейт, вписавший таким образом себя в историю как автора самой первой шайбы «Питтсбурга». Другим героем «Пингвинз» в ходе дебютного сезона неожиданно стал Лес Бинкли. Никому не известный голкипер, никогда ранее не игравший на уровне НХЛ, закончил сезон с феноменальным достижением - 6 раз отыграл на ноль. По количеству «шатаутов» Бинкли занял второе место в Лиге, уступив по этому показателю лишь опытному вратарю «Рейнджеров» Эдду Джакомину. 

Следует напомнить, что когда в НХЛ вступили шесть новых клубов, в том числе и «Питтсбург», Лигой было принято неоднозначное со спортивной точки зрения решение собрать их в один («Западный») дивизион, в то время как клубы «большой шестерки» оставили в другом, «Восточном», дав возможность «старичкам» еще некоторое время понаслаждаться своей теплой эксклюзивной компанией. Победители двух дивизионов боролись за Кубок Стэнли, но исход финала всегда был предрешен: новые клубы, наспех сколоченные из отработанного материала и отходов производства, были не в состоянии соперничать с живыми легендами. С другой стороны, в таких условиях все новички оказались равны и имели изначально одинаковые шансы на попадание в плей-офф, куда суждено было выйти коллективам, занявшим первые четыре места в дивизионе. Два первых сезона «Пингвины» становились пятыми, и оставались за бортом кубковых баталий. Ситуация изменилась на третий год, когда в команду пришел новый наставник. Реда Салливана на тренерском мостике сменил Ред Келли, который первым в истории вывел «Питтсбург» в розыгрыш Кубка Стэнли. В первом раунде плей-офф-70 «Пингвины» неожиданно легко расправились с «Оклендом», выиграв серию 4-0, а в полуфинале в шестом матче уступили «Сент-Луису». 

13 апреля 1971 года стал трагичным днем в истории «Питтсбурга». Молодой центрфорвард Мишель Брир, попавший в страшную автокатастрофу по окончании дебютного сезона 1969-70, умер в больнице после продолжительного лечения. Брир являлся по-настоящему первой звездой «Пингвинов», имел хорошие перспективы и считался будущим команды. В 2001 году номер 21, под которым выступал Брир, был объявлен в «Питтсбурге» неприкасаемым - его закрепили за погибшим игроком навечно. И несмотря на то, что номер был изъят из обращения через 30 лет после смерти форварда, ни один «Пингвин» после Брира не выходил на лед в этом свитере. 

Последующие 10 лет прошли с переменным успехом: болельщики не без оснований продолжали надеяться на большее, однако ничем особым «Пингвины» похвастаться не могли. Несколько индивидуальных трофеев, командных рекордов и титул победителя Дивизиона Норриса – все что удалось добиться «Питтсбургу» в спортивном отношении. Оценивая общие успехи «Пингвинз» на данном временном этапе, можно было смело отнести этот клуб к многочисленной когорте твердых середняков, которые, если не постоянно, то регулярно попадали в плей-офф, но там на многое рассчитывать не могли. Самым лучшим получился сезон 1974-75, когда «Пингвины», испытывающие существенные финансовые проблемы, по итогам регулярного первенства набрали 89 очков, и вновь дошли до второго раунда плей-офф, где имели все шансы пройти в следующий круг. На первом этапе «Пингвинз» одолели «Сент-Луис», но далее неожиданного остановились в одном шаге от нового командного рекорда: ведя по ходу серии 3-0, «Пингвины» стали второй командой в истории НХЛ, проигравшей 4 последующих матча. Дальше прошли «Нью-Йорк Айлендерс», а «Питтсбург» в начале лета объявил о своем банкротстве. Через месяц у клуба появились новые хозяева во главе с бизнесменом из Огайо Альбертом Сэвиллом. В 1977-м треть акций купил Эдвард Де Бартоло, который уже на следующий год стал полноправным владельцем «Пингвинов». Забегая вперед, скажем, что именно Де Бартоло не постоит за ценой ради контракта юного Марио Лемье. 

«Если бы мы позволили «Питтсбургу» сменить прописку, неизвестно, чьим кумиром был бы сегодня Супер-Марио, - скажет через много лет один из совладельцев клуба Рен Блэйр, прослуживший более года генеральным менеджером. – Мы сохранили команду - за это нас благодарили тысячи болельщиков. О тех днях у меня остались только хорошие воспоминания». 

Настоящий спад наступил в сезоне 1983-84 – худшим за все время существования команды, в ходе которого «Питтсбург» занял твердое последнее место. За это «Пингвины» впервые в истории получили право на первый номер драфта, а также более одного права выбора в первом раунде. Сомнений, кого выберет Рэнди Кэрлайл, генеральный менеджер «Пингвинов», не было ни у кого – восходящая звезда североамериканского хоккея Марио Лемье. Юный канадец поражал своей сверхрезультативностью: играя последний год за «Квебек» Лемье установил рекорд всех времен и народов, умудрившись набрать всего за один сезон 282 (133 + 149) очка! Вряд ли когда-нибудь на свет появится уникум, способный перебить это фантастическое достижение. 

Роль, которую сыграет Марио Лемье в «Питтсбурге», недооценить будет трудно, а пока франкоговорящий канадец, мечтающий о форме легендарных «Канадиенс», пытался смириться с тем, что станет «Пингвином». Позже его назовут Супер-Марио, он будет символом клуба, а две его дьявольские шестерки долгое время устрашающе будут действовать на любого голкипера Лиги. В день драфта разочарованию Марио не было предела. Дошло даже до того, что Лемье отказался позировать фотографам в свитере его новой команды. Сегодня об этом мало кто вспоминает, а день 9 июня 1984 года считается в Питтсбурге началом эпохи Марио Лемье. 

Еще никогда в истории пенсильванского хоккея не было звездного игрока такого высокого уровня. Жан Проново, Сил Эппс и Пьер Ларуш, если и считались лидерами команды, то с появлением Лемье очень быстро отошли на второй план. По всем прогнозам, Лемье должен был вырасти в хоккейную звезду первой величины, но если сказать, что Марио тогда был просто хорош, значит не сказать ничего. Уже в своем дебютном чемпионате Лемье достиг 100-очковой отметки, а свой первый гол в НХЛ «66-й» забил в первой же смене. В сезоне 1987-88 Марио, получив «Харт Трофи», прервал впечатляющую серию Уэйна Гретцки из 7 титулов лучшего игрока НХЛ подряд. Тогда же Супер-Марио обставил Гретцки и в гонке за звание лучшего бомбардира Лиги. За свои 168 очков против 149, которые набрал «номер 99», он был награжден «Арт Росс Трофи». На следующий год Марио наберет рекордные 199 (85+114) баллов и вновь станет лучшим бомбардиром НХЛ.

Фото:



Логин:


Пароль:




Регистрация
Напоминание пароля